Около Тургеневского моста, на улице 7-го Ноября стоит четырехэтажный дом №12. Он сам и его окрестности всегда привлекали меня своей историей и живописным пейзажем. Но больше всего меня завораживал двор этого дома. Он напоминал мне древний амфитеатр, со всех сторон окруженный современным городом. А ведь и правда, если присмотреться, дом №12 стоит, словно в котловане. Почему же так получилось? Попытаемся разобраться.

     Само место, где расположен дом №12, имеет очень непростую историю.  Еще с XVII века неподалеку (место современной типографии «Труд») стоял старинный Введенский женский монастырь, основанный на еще более старом Афанасьевском погосте, ровеснике Орловской крепости XVI века. До XVIII столетия вокруг монастыря почти никто не жил. Лишь в конце века горожане начинают активно обживать эту Третью, или Заорлицкую, часть Орла (современный Советский район), прежде именуемую Каменным верхом. Тогда здесь формируются ныне существующие улицы и строятся дворянские усадьбы вдоль них.

     В 1840-50-х годах эта часть города сильно пострадала от пожаров. Из-за них старый Введенский монастырь переехал в другую часть города, на улицу 1-ю Курскую, где находится и поныне. Его прежнее место со временем было занято женским епархиальным училищем. А на месте современного дома №12 в середине XIX столетия была построена усадьба дворян Офросимовых. Их соседями выше по улице были дворяне Мовчан.

      В ХХ веке на смену епархиальному училищу пришла обувная фабрика имени Коминтерна. А в усадьбе Офросимовых до войны располагалось музыкальное училище. В войну дом Офросимовых был разрушен, вероятно, от случайного попадания бомбы. В 1950-х на его месте построен современный дом №12 по улице 7-го Ноября. В последующие десятилетия сильные изменения в окрестный пейзаж внесли возведение типографии «Труд» на бывшем монастырском месте и  Тургеневского моста.

     Можно предположить, что необычный рельеф двора современного здания №12 перешел ему по наследству от усадьбы Офросимовых. А усадьбе, в свою очередь, достался либо уже готовым, естественным или незначительно менялся его владельцами под свои нужды. Чтобы понять, так ли это, давайте рассмотрим его более детально.

     Сейчас нижняя часть двора используется жильцами для парковки машин. По двум лестницам, ведущим к подъездам здания, можно подняться на второй, более возвышенный, уровень двора. Это, вероятно, сохранившаяся верхняя часть холма, где при сдаче в эксплуатацию нынешнего дома №12 в 1950-х  располагались беседка, клумбы, а сейчас остались лишь качели и столбы с натянутыми верёвками для сушки белья.

     Есть в этом дворе ещё один загадочный объект. Если внимательно обследовать ныне обсыпающийся склон между домами №12 и №16, то можно обнаружить торчащие из земли известняковые блоки. Это наблюдение привело меня к выводу, что до 1980-х годов  прошлого века склон со стороны двора дома №12 был выложен такими блоками во всю  высоту. Вероятно, это была подпорная стена, предотвращающая сползание грунта от соседей, со стороны дома №16, во двор, что подтверждает и  топографический план дома.

     По воспоминаниям старожила дома Константина Гончарова, прежде двор заканчивался мощённой булыжником дорожкой. Сейчас она закатана асфальтом, а в 1970-е её ещё можно было увидеть в камне. О происхождении и назначении этой мощёной тропинки можно только гадать. Возможно, это был въезд в верхнюю часть двора или старинный переулок, по которому можно было спуститься из женского монастыря на улицу. Полвека назад слева от дорожки в верхней части двора дома №12 располагались здания старой застройки, используемые в 1960-х под общежитие Орловского музыкального училища. Одно из них, из окон которого часто звучала фортепианная музыка, жители называли домиком пианистки. В нём жили преподаватели.

    Отыскав это место на карте 1901 года, можно увидеть, что на границе участков в обеих усадьбах (Мовчан и Офросимовых) стояли флигели. Однако  соприкасающиеся фасадами, смотрящими на улицу, они странным образом расходились под углом дальше вглубь участков. Это можно объяснить сложной конфигурацией природного склона между усадьбами. Замысловатый рисунок этого склона удачно изображён на топографическом плане местности, составленном для газификации дома № 12,  построенного в 1959 году.

     Ответ на вопрос, что за стена из белого камня и сейчас стоит во дворе, дает архивный документ (ГАОО Ф.22, ОП.2, №879). Согласно ему, в этом самом месте стоял пристроенный к основному дому флигель. Из чего следует, что подпорная стена не только специальное сооружение, предотвращающее сползание грунта во двор, но и сохранившаяся стена этого  строения XIX века. Более того, чтобы его построить, по всей видимости, и сняли нижнюю часть поверхности  холма, создав таким образом котлован двора. Когда дом  Офросимовых был снесен, от всех построек осталась лишь задняя стена флигеля, препятствующая сползанию склона во двор.

      Итак, по моему скромному мнению, все воспоминания старожилов, фото и планы говорят о том, что рельеф двора дома №12 естественный и лишь немного преобразованный для нужд дворянской усадьбы при помощи выровненных террас, выемок грунта и упирающихся в границы участков флигелей. И несмотря на то, что усадьбы Офросимовых уже давно нет и от нее не осталось ни одного строения, следы преобразования рельефа 150-летней давности можно наблюдать в этом дворе и сегодня. Между домами №12 и  №16 наблюдается большой перепад высот природного происхождения. Прежде же это была граница двух усадеб. Со стороны двора дома №12 рельеф был исправлен горизонтальным изъятием грунта под котлован нижней части двора.  Осыпанию склона во двор препятствовал боковой двухэтажный флигель, стена которого после его разрушения была оставлена в качестве подпорной.

     Уже по одному прежнему названию данной местности — Каменный верх — можно представить, что рельеф ее был непростой. Но это совершенно не пугало дворян, которые с конца XVIII века строили на местных кручах свои усадьбы. По их заказам архитекторы проектировали дома и флигели, остроумно и находчиво вписывая их в сложные рельефы  данной части города.

 Галина Шевчук