Львы в Орле

     Был когда-то в Орле «дом со львами» на улице Борисоглебской (ныне Салтыкова-Щедрина). В конце ХIХ века он принадлежал известному орловскому и российскому общественному деятелю Сергею Алексеевичу Хвостову. С 1894 по 1900 год он был председателем Орловской губернской земской управы, затем ушёл на повышение: стал владимирским вице-губернатором, а вскоре пензенским губернатором. Покидая Орёл в 1901 году, Сергей Алексеевич Хвостов отдал дом для жилья своим хорошим знакомым: на первом этаже поселился Сергей Николаевич Маслов, который сменил Хвостова в должности председателя губернской земской управы, а второй этаж заняла большая семья Лясковских. Спустя некоторое время Маслов переехал на другую квартиру, и Валерий Николаевич Лясковский решился на покупку всего дома. Владельцем каменного дома в два с половиной этажа с садом и службами он стал в том же 1901 году.

 

     В 1909-11 годах в «доме со львами» проживал брат императора Николая II, великий князь Михаил Александрович. После 1917 года назначение здания поменялось и львов от главного входа убрали. В середине  1930-х годов они встречали гостей уже на новом месте, у входа в городской театр на площади Карла Маркса. В 1950-х львы стояли в одной из арок Торговых рядов на Гостиной улице. Следующим местом установки орловских львов был выбран городской сад. Но этот переезд, к сожалению, смог пережить лишь один лев (с правым поворотом головы). Второй куда-то пропал в пути и больше в городе его уже не видели. Около тридцати лет, с конца 1950-х по вторую половину 1980-х годов, чугунный лев радовал глаз жителей и гостей Орла. Маленькие орловцы бесстрашно восседали на спине чугунного хищника, теребя его гриву и хвост. Лев остался в памяти многих людей в городе и даже попал на фотографии в семейные альбомы. А потом лев бесследно исчез, сильно огорчив этим своих маленьких и взрослых поклонников. Уверен, что многие в городе его не только помнят, но и хотели бы вернуть и снова погладить его по чугунной гриве.

     Того прежнего льва, конечно, уже не вернуть, но можно, пожалуй, попытаться сделать его копию. Надо лишь знать его точные размеры или найти его «близнеца» где-то в другом месте. Последнее не так уж неосуществимо. Дело в том, что оба наших орловских льва были некогда изготовлены в Санкт-Петербурге на «Чугунолитейном и механическом заводе Ф. К. Сан-Галли». И там же в Петербурге можно и сегодня найти аналогичные скульптуры. Более того, есть сведения, что два таких же льва еще недавно стояли на самой территории бывшего завода Сан-Галли. Зная это, я поехал в град Петров, чтобы найти их. 

     Франц Карлович Сан-Галли – предприниматель, выходец из Пруссии. Известен прежде всего как изобретатель радиатора отопления. В 1853 году Сан-Галли основал предприятие, выросшее в завод по производству оборудования для отопления, водоснабжения и канализации. Здесь выпускали также и изделия художественного чугунного литья – фонарные столбы, балконные решётки, монументальные садовые ограды, перила мостов, декоративные статуи, садово-парковые скульптуры. Некоторые здания его завода и усадьбы до сих пор стоят на Лиговском проспекте. 

     Для определения места установки львов сначала мне необходимо было разобраться, какие здания комплекса целы, а какие снесены. От самого чугунолитейного завода, ставшего в советское время заводом «Буммаш», сейчас осталось несколько зданий: заводоуправление чугунолитейного и механического завода Ф. К. Сан-Галли (1868), проходная завода, особняк Ф. К. Сан-Галли (1872), жилой дом для инженеров и рабочих завода Ф. К. Сан-Галли (1876), жилой дом при заводе Ф. К. Сан-Галли (1881) — построен для жилых квартир инженеров и управленческого персонала завода, газгольдер чугунолитейного механического завода Сан-Галли (1867), перестроенный в 1894 году по проекту архитектора К. Ф. Фейерейзена под склад, в котором хранились модели для отливки чугунных изделий, и контора. Именно перед входом в здание рабочей конторы хозяина завода и были установлены эти великолепные, небольших размеров львы.

     Контора была построена в 1875 году архитектором Карлом Карловичем Рахау позади возводимого по его проекту доходного дома. В 1891 году оно было перестроено архитектором  Константином Фейерейзеном. В конторе находилась «кладовая документов» — большой стол, на котором раскладывались чертежи и другая документация для просмотра. Рабочее место хозяина находилось у широкого высокого окна с «маркизой». Перед столом на высоких подставках с одной стороны стояла модель каркаса купола церкви Екатерининского дворца, восстановленного после пожара, а с другой — чугунная фигура кузнеца высотой в половину роста человека. На стене был начертан девиз заводчика: Keine Hast, ohne Rast!, что дословно означает «без спешки, без отдыха» («Не спеша, но без отдыха»). 

     В советское время в помещении был устроен заводской клуб, просуществовавший здесь до начала 1970-х годов, когда его перевели в перестроенное здание цеха металлоконструкций, а освободившуюся контору переоборудовали под лабораторию с испытательными стендами отдела спецмашин ЦНИИ «Буммаша». Всё это время львы стояли у входа в здание.

     Сейчас оно находится на реконструкции, но львы целы. И я их хоть не без труда, но нашел. С первого взгляда они поразили меня чёткостью и мастерством отливки в металле. Несмотря на почтенный возраст, львы и сегодня выглядят отлично.  Им, может быть, от 146 (год постройки здания конторы) до 130 лет — если они установлены в год перестройки здания.

     Наши орловские львы у дома Лясковского, судя по всему, были их ровесниками.  Хотя, когда точно  они появились около дома, вопрос до сих пор остаётся открытым. Возможно, один из владельцев усадьбы заказал себе львов из столицы. Может статься, что и сам великий князь Михаил Александрович привёз скульптуры из Петербурга. Но, увы, мы своих львов не уберегли.

     Найдя львов в Петербурге, я не просто сфотографировал их со всех сторон, но и тщательно замерил. Может быть, кто-нибудь из «отцов города» или руководства городским садом захочет восстановить хотя бы одного  из этих исторических львов. На радость детворе и взрослым, помнившим еще прежнего льва в городском саду. 

Андрей Макеев