23 Октября 2018

Прошлое и настоящее :: Архитектор Александр Тодоров

Среди орловских зодчих, оставивших заметный след в истории города, особняком стоит Александр Самсонович Тодоров. Это был человек удивительной судьбы, живший и работавший на сломе двух эпох. До 1917 года он служил главным архитектором города, а после пошел на службу советской власти. Он играл важную роль во многих значительных городских строительных проектах первой половины ХХ века. Но лишь малая часть из выстроенных при его участии зданий сохранилась до наших дней.

Несмотря на то, что о работе с Александром Самсоновичем писали многие орловские архитекторы советского времени, знаем мы о нем и особенно о его раннем периоде жизни ничтожно мало. Знаменитый орловский архитектор и краевед С.И. Фёдоров в своей книге «Эпоха, памятники, люди» приводит его анкету 1921 года, в которой сам Тодоров указал, что родился в 1879 году, до революции служил в городской управе архитектором, а теперь работает на той же должности в губкоммунотделе. «Беспартийный; в войсках не служил; на иждивении имеет двух человек и живёт на Васильевской улице, в доме №13».

В 1930-х Тодоров преподавал архитектурное проектирование в Орловском строительном техникуме. Но ни коллегам, ни ученикам Александр Самсонович о себе ничего не рассказывал. В те годы одна только тень «неправильного» происхождения могла сломать и жизнь, и карьеру. А можно ли себе представить крупного чиновника и главного городского архитектора в дореволюционной России выходцем из крестьян? Неудивительно, что старый архитектор слыл человеком скрытным и нелюдимым.

Из дореволюционных проектов Тодорова Федоров в той же книге упоминает его участие в работе по возведению гостиницы «Берлин» на улице Гостиной, укреплению берегов реки Оки и проект нового театра, который так и не был осуществлен. Наверняка таких проектов было больше, но документов о них не сохранилось. Чуть больше известно о работах Тодорова в 1920-30-х годах. Ему приписывают участие в строительстве орловского хлебозавода и нескольких больших жилых и общественных зданий. Среди последних - дом по улице Московской, №11 (ныне площадь Мира, №5) и Дворец культуры (впоследствии здание машиностроительного техникума на улице Московской).

Оба здания несут в себе черты авангардной архитектуры 20-30-х годов – стиля конструктивизма с его строгой геометрией фасадов и склонностью к простым формам. Но кроме того, в них ощущается и влияние более раннего стиля - дореволюционного модерна. Видимо, сказался «старорежимный» вкус архитектора Тодорова, дававший о себе знать, несмотря на все его старания следовать новым веяниям архитектуры.

Будущий дом №5 на площади Мира Тодоров начал строить в соавторстве с инженером А.А. Ионом в 1936 году. Степень их авторского вклада в проект до сих пор вызывает споры у орловских краеведов. Есть также версия, что Тодоров с Ионом лишь адаптировали уже готовый типовой проект дома к условиям города и последней архитектурной моде. Но и по этой версии весь внешний декор дома - карнизы и балясины, руст на стенах, вышка ПВО в форме ротонды на крыше - был задан Александром Самсоновичем. Благодаря ему здание приобрело особую монументальность и стройность.

До войны это был самый высокий жилой дом в Орле. Его рекордные для преимущественно одноэтажного Орла пять этажей поражали воображение. Здание имело П-образную форму, в нем было 122 квартиры от двух до пяти комнат каждая. Такой вместимости и удобств тогда не имел ни один дом в городе.

А вот начатый в 1931 году городской Дворец культуры по проекту Тодорова почти сразу стал долгостроем. За последующие 10 лет, до самого начала войны, успели возвести лишь внешний контур стен. Пустая его коробка так и простояла всю войну.

Немецкую оккупацию Орла Александр Самсонович пережил в Ельце, куда его в 1941-м эвакуировали вместе с облпланом. Он вернулся в Орел сразу после его освобождения. Глазам старого архитектора предстала печальная картина лежащих в руинах лучших его творений. На месте разбомбленной бывшей гостиницы «Берлин» вскоре было возведено здание учетно-кредитного техникума. Достраивать незаконченный ДК на Московской поручили другому архитектору. Вместо Дворца культуры здание приспособили под машиностроительный техникум. От первоначального замысла Тодорова остались лишь внешние стены.

Сильно пострадал и дом на Московской, №11. Уцелела только уличная его часть. На ее руинах 5 августа 1943 года был поднят флаг освобождения Орла Красной армией. Это важное в истории города событие не только сделало дом легендарным, но и, вероятно, спасло его от последующего разрушения. Несмотря на серьезные повреждения, здание решили восстановить в прежнем виде. Помогать в восстановлении здания без всякой оплаты вызвался Александр Самсонович Тодоров. По вечерам и ночам, вне основной работы, он готовил необходимые чертежи и принимал личное участие в работах как инженер. Можно сказать, что Тодоров выстроил здание на Московской дважды – до и после войны. С тех пор за ним закрепилось неофициальное название «дом Тодорова».

В период работ на Московской Тодоров познакомился с архитектором Антиповым, который оставил о нем следующие воспоминания: «Это был лет за 70 (на самом деле Тодорову в то время было чуть за 60 лет. - Д.Ф.), невысокий, широкоплечий, горбатый человек с большими руками и очень сильными пальцами. В освобождённом Орле все были одеты плохо, но Александр Самсонович особенно выделялся. Ходил он в очень старом драповом пальто и ботинках, которые еле-еле держались только благодаря тому, что он ежедневно сам их чинил...» К этому же периоду относится и единственная из известных фотографий архитектора Тодорова, приведенная в книге А.Ю. Сарана. Со старого снимка с едва различимым изображением смотрит на нас пожилой уставший человек с маленькой седой бородкой и очень печальным взглядом.

По свидетельствам коллег, после войны Тодоров жил в большой нужде совершенно один. Почти все его комнаты в доме на Васильевской занимала огромная библиотека. Вскоре после окончания работ над зданием на Московской, №11 в 1949 году старый архитектор умер. На похороны его пришло очень много горожан, по улице Карачевской его гроб несли на руках до кладбища. Однако найти могилу легендарного архитектора на современном Крестительском кладбище нам так и не удалось.

Не сохранился и деревянный дом на Васильевской, №13, где архитектор провел значительную часть жизни. На этом месте небольшой пустырь между соседними зданиями. Не известно, было это его родовое гнездо или лишь квартира, выданная его семье после революции. Да и о семье его сведений пока нет никаких.
Поделитесь этой новостью в соцсетях:
. . .
.
x
.
. . .