05 Апреля 2018

Прошлое и настоящее :: Альбом дворян Гололобовых

Наследства бывают разные. В былые времена потомки дворянских родов наследовали целые состояния, поместья, драгоценности и даже крестьян. Ныне все иначе. Мой знакомый Константин Гончаров - потомок сразу нескольких обширных дворянских родов в Орловской губернии. Родовые усадьбы его предков - Пушечниковых, Голубевых, Гололобовых и Орловых были некогда раскиданы по всей губернии: Карачевскому, Болховскому, Мценскому, Малоархангельскому и Елецкому уездам. Часть этих мест теперь в других
областях. Но от усадеб там не осталось и следа. ХХ век был безжалостен и к домам и к людям, в них некогда обитавшим. Поэтому в наследство от предков Константину достались не имения и деревни с крестьянами, не золото и бриллианты и не фамильные портреты в золоченых рамах, а сокровище иного порядка – простой коричневый чемоданчик, доверху набитый фотографиями столетней давности. Ценность этого наследства поймет не каждый. Да и, как сейчас говорят, «монетизировать» его даже при большом желании будет
непросто. К счастью, такого желания и нет.

Значительную часть снимков из чемодана составляют любительские фотографии началаХХ века. Сделанные походя фото встреч, семейных праздников и прочих событийусадебной жизни, просто забавных моментов из каждодневного быта. Много среди снимков пейзажей – неба с облаками, полей и лесов, заснеженных равнин и цветов из сада. Такая фотоактивность - привычное дело для века XXI, но почти немыслима для русской провинции
столетней давности. Так тщательно даже в губернском Орле никто не фотографировал в начале ХХ века. На фотографиях же из чемодана городских пейзажей раз-два и обчелся. В основном снимки сделаны в селах Нетрубеж и Крутое, где были семейные усадьбы.

Есть в собрании и традиционные фотопортреты из ателье. Но, к сожалению, о многих людях, изображенных на них, практически ничего неизвестно. Лишь о семье Гололобовых можно рассказать более-менее подробно и детально. Их родословная известна с 1620 года. Лица членов семьи начиная со второй половины XIX века запечатлены на многочисленных фотоснимках изчемодана. Родовое имение Гололобовых было в селе Крутое Малоархангельского уезда. Венчает коллекцию семейных портретов Гололобов Порфирий Павлович – седовласый мужчина
с длинными бакенбардами, как у генерала Лаврова, в форме отставного штаб-офицера (подполковника) с многочисленными наградами, полученными на войнах с Турцией. Его сыновья, Николай и Всеволод, также пошли по военной линии. Окончили Орловский Бахтина кадетский корпус. Служили во многих полках Российской империи. Принимали участие в первой мировой войне. «Наш герой Всеволод» называли одного из братьев в семье. Он больше добился по службе, в первую мировую получил высокие награды и к 1916 году был в звании генерал-майора.

Прадед Константина, Николай Порфирьевич Гололобов, после окончания кадетского корпуса был направлен в Тобольский полк. Служил сначала в Польше. Затем его полк был переведен в Воронеж. Участвовал в сражениях первой мировой, но получил серьезную контузию и был демобилизован.

В семье Николя Порфирьевича и Ольги Васильевны (в девичестве Пушечниковой) Гололобовых было двое детей – дочери Ксения и Вера. Фотографий семьи в чемодане много, особенно времен службы в Польском царстве. Живя в усадьбе, они фотографировали друг друга сами. Видимо, и плодовитый фотограф-любитель, поклонник пейзажей и бытовых сценок, был из числа родственников Гололобовых (может, сам Николай или Всеволод). На его снимках есть и дом Порфирия Павловича в селе Крутом, и многочисленные гости, и местные крестьяне. Целая серия
снимков иллюстрирует строительство деревянного здания в другой усадьбе, в селе Нетрубеж. В начале ХХ века Всеволод Порфирьевич Гололобов строил себе новый дом. И тот же неведомый нам скрупулезный фотограф запечатлел и момент закладки фундамента, и молебен по его освящению, и артель резчиков, украшавших ажурными узорами готовое деревянное здание. Интересны многочисленные сценки крестьянского быта, запечатленные на фотографиях: деревенская свадьба, сбор урожая, застенчиво позирующие фотографу сельские девушки. Однако всей этой деревенской идиллии скоро пришел конец. К сожалению, а может, к счастью,
мы не знаем подробностей жизни семьи в 1920-30-х годах. О том, как выживали лишившиеся всего семьи «из бывших», нам остается только гадать. Всеволод Порфирьевич Гололобов и его сестра Анфиса Порфирьевна были расстреляны в 1937 году. Многие другие члены семьи были сосланы и ограничены в правах, с запретом на проживание в центральных областях. Гололобов Николай Порфирьевич, прадед Константина Гончарова, был сослан в 1930 году в Вологодскую область и умер там в 1941-м. Лишь в конце 40-х годов его семье - супруге Ольге Васильевне и старшей дочери Вере - было разрешено вернуться домой. Но куда им было возвращаться? Дома
их были конфискованы, многие близкие родственники погибли.

Они вернулись в Орел к дальним родственникам Голубевым, чей небольшой дом в Узском переулке уже тогда был пристанищем для многочисленных близких и не очень членов некогда обширной дворянской семьи, потерявших все свое состояние, усадьбы и капиталы с приходом новой власти.

Младшая дочь Гололобовых, Ксения Николаевна, бабушка Константина, еще до всех печальных для семьи событий 30-х годов удачно «растворилась во времени и пространстве» - уехала и, выйдя замуж, сменила фамилию, надолго скрыв своё прошлое. В Орёл она прибыла сразу после освобождения в 1943 году и поселилась там же, у Голубевых.
После воссоединения членов семьи в одном доме объединились и их материализованные воспоминания. В чей-то поношенный сафьяновый чемодан сложили они все, что напоминало им о прошлой жизни: семейные фото, документы, планы усадеб и письма. В 1970-х годах квартал, где были немногочисленные строения Узского переулка, пошел под снос. К тому времени умерли уже все, кто лично знал людей, изображенных на фотографиях из чемодана. Их жизнь стала превращаться в тайну и сплошные вопросы без ответов.

Несколько лет назад Константин, нынешний владелец чемодана, решил посетить места, запечатленные на многочисленных снимках усадебной жизни. Он поехал в Нетрубеж, где была усадьба его прадеда Николая Порфирьевича Гололобова, и не нашел там следов былой жизни. Еще в 1920-х в усадьбе устроили школу. До ссылки Вера Гололобова работала учительницей в своем уже бывшем доме, живя в одной из комнат. Однако до наших дней старое здание школы не сохранилось. Местная учительница показала Константину новую школу, стоящую на том самом месте. Показала, где находились колодец, сад, остатки маленького пруда, где были конюшня и
сарай для саней и брички... Но век спустя места с фотографий узнать можно с большим трудом.
Поделитесь этой новостью в соцсетях:
. . .
.
x
.
. . .