Вокруг «Химмаша»

Районы со странным названием «Химмаш» есть не только в Орле. Например, в Екатеринбурге «Химмаш»  — огромный микрорайон, почти город в городе. По сравнению с ним наш «Химмаш» занимает скромный участок у конечной остановки трамвая №3 на Машиностроительной улице. Дальше только лесопарк, озеро и дачи.

«Химмаш» — это сокращение от другого сокращения «ХимТекстильМаш». Так назывался орловский завод, делавший машины для производства химического текстиля. История предприятия началась на рубеже 1950-60-х, когда в СССР начался период бурного развития химии искусственных материалов. За химизацию всех отраслей хозяйства ратовал генеральный секретарь Н.С. Хрущев, уроженец, кстати, Орловской губернии. Советские учёные бросали вызов природе, копируя ее творения. На чудодейственные достижения химии особо уповали в сельском хозяйстве и лёгкой  промышленности. Избавить советских граждан от нехватки тканей предполагалось их массовым производством из искусственного волокна. Всё искусственное тогда казалось прогрессивнее, проще и экономичнее. К тому же «синтетика» стала невероятно популярной у модников по всему миру. Но перейти к ее выпуску в СССР мешало отсутствие отечественного оборудования.

Поэтому постановлением Совета Министров СССР от 8 мая 1958 года было принято решение о строительстве в Орле предприятия, выпускающего оборудование для производства искусственных волокон. Ему отвели территорию на юго-западной окраине города, между линией железной дороги Москва-Брянск и автотрассой Москва-Симферополь. Наш город выбрали не случайно – именно в Орле издавна развивалась переработка натуральных волокон и прежде всего конопли. А орловский завод «Текмаш» специализировался на производстве оборудования для текстильной промышленности.

В 1961 году новое предприятие уже считалось частично действующим. Первым его директором в 1959-63 годах был Николай Аркадьевич Мальцев, бывший главный инженер завода «Трансмаш». Ему пришлось взять на себя ответственность за пуск производства в недоделанных цехах. На экспериментальное производство направляли исправляться молодёжь, попавшую на учёт в милиции. Уже в 1963 году стали выпускать крутильные машины, ставшие основной продукцией. В том же году новым директором назначили бывшего главного инженера завода им. Медведева Бориса Григорьевича Прядченко. В 1965 году предприятие стало именоваться орловским заводом «Химтекстильмаш», сокращенно ХТМ, или «Химмаш». В 1968 году его территория обрела адрес: улица Машиностроительная. Годом раньше трамвайный маршрут, заканчивающийся прежде на Комсомольской улице у завода «Дормаш», продлили до «Химмаша».

В 1968 году «Химмаш» стал выпускать также и непрофильную продукцию – посудомоечные машины. Советские посудомоечные машины предназначались сугубо для общественного питания. В быт советской семьи они не могли войти, так как рассчитывались на одновременное мытье сотен единиц посуды и были громоздкими.

В 1971 году всесоюзный сатирический журнал «Крокодил» опубликовал заметку «Антимоечные машины». Поводом послужили жалобы одного из институтов Омска, заказавшего на орловском «Химмаше» посудомоечную машину для своей столовой. Чудо техники быстро сломалось, а на просьбы выслать запасные части завод не ответил. Скандал вскрыл то, что и раньше было известно – завод считался одним из самых отсталых в Орле. Упадок «Химмаша» объясняется тем, что многие начинания конца 1950-го начала 1960-х годов, в том числе и «большая химия», вышли из «моды» со сменой руководства СССР. После снятия Н.С. Хрущёва в 1964 году все, что связывалось с его недолгим правлением, старались не вспоминать.  К тому же в 1970-е годы в страну хлынули нефтегазовые доходы от экспорта, и многие товары, в том числе и одежду из синтетических тканей, стали закупать в странах Восточной Европы.

Профильное производство «Химмаша» приходило в упадок. Зато постепенно развивалось непрофильное. Кроме посудомоечных машин «Химмаш» освоил выпуск кофемолок. С ними дела пошли лучше. Кофемолки стали отличным сувениром, их меняли на другие дефицитные товары, дарили иностранным делегациям и даже давали ими взятки. Другим «отклонением от курса» стали расписные чайные самовары и подносы, тоже выпускавшиеся «Химмашем».

В 1980-е многие предприятия, выполняя Продовольственную программу, начали сооружать теплицы и выращивать в них овощи, цветы. Не избежал этого и «Химмаш» – в 1986 году один из неиспользуемых складов перестроили под теплицу, где растили шампиньоны.

Директором «Химмаша» с 1987 года стал Владимир Алексеевич Голубов. Ему довелось управлять предприятием в самые тяжелые годы. Всего через несколько лет, в 1991 году, промышленность была отпущена в свободное плавание.  Производство искусственных материалов окончательно стало невыгодным из-за хлынувшего в страну потока импорта.

«Химмаш», оставшийся без основного покупателя своей продукции, был преобразован в ОАО, а затем обанкрочен в 1995 году.  Но на этом его история не закончилась. В 2003 году он был возрожден как ЗАО «Химтекстильмаш». По иронии судьбы, в XXI веке завод перешёл на изготовление оборудования для натуральных волокон – хлопка и льна. Спрос на все природное неуклонно растёт, а синтетические материалы давно перешли в самый низкий ценовой сегмент. «Большая химия», за которой видели 60 лет назад дорогу в светлое искусственное будущее, надежд не оправдала. Современный «Химтекстильмаш» мало чем напоминает предприятие советских лет, между разбросанными цехами которого ходил троллейбус.  Сейчас часть его бывших корпусов ожидает арендаторов, часть отдана под торговые, производственные и учебные заведения.

Сам район с условным названием «Химмаш» сегодня более известен военным мемориалом с танком и обширным лесопарком. Последний несколько лет назад хотели сделать орловским «Гайд-парком». И по сей день это единственное разрешенное место для митингов в Орле. А еще в этом районе есть свое Химмашевское озеро. Происхождение его — загадка. На старинных картах Орловского уезда в том месте никаких озёр нет. А на современных есть, да еще очень необычной круглой формы, больше характерной для водоёмов метеоритного происхождения или искусственных карьеров. Но что за «метеорит» его породил и когда, мне пока выяснить не удалось.

Юлия Мельникова